Библиотека красоты

Эталоны женской красоты в истории: 18 век. Рококо

Здравствуйте, косметисточки!
Предлагаю продолжить погружение в атмосферу аристократической роскоши и познакомиться с европейской модой и представлениями о красоте 18 столетия.

В предыдущем посте в центре нашего внимания была Франция, так как именно она задавала модные тенденции Европы 17 века. В 18 столетии влияние французов на европейскую моду сохраняется. Закономерно, что именно там рождается новый художественный стиль — рококо, который начал складываться в период регентства Филиппа Орлеанского (1715-1723 гг.). Название «рококо» скорее всего происходит от французского слова rocaille, означающего «украшение в форме раковины», «декоративная раковина».
Стиль рококо отличался изящной декоративностью, хрупкостью, утонченностью, чувственностью и некоторой манерностью. Это был последний период господства аристократической моды, который окончился с началом французской революции и падением абсолютизма.
Франция продолжала занимать лидирующие позиции в торговле предметами роскоши: Лион был центром шелкоткачества и вышивки, а Париж — центром текстильной галантереи и аксессуаров. Регулярные модные сезоны задавали спрос на определенные цвета и рисунки, а жители провинций узнавали о последних веяниях из модных журналов. За свежими «трендами» не гнались только самые бедные слои населения. Моду в основном задавали экстравагантные любовницы короля, в частности образованная маркиза де Помпадур и ее не менее утонченная «коллега» мадам Дюбарри.
Особо красивым считался у женщин изящный силуэт, узкие плечи, очень тонкая талия, округлая линия бедер. Костюм и косметика стали практически не дифференцированы по возрасту: напудренные, накрашенные, в париках, — все выглядели одинаково моложаво. Более того, в рококо “смешиваются” оба пола, причем мужское платье тяготеет к женскому, в нем доминирует женственность, хрупкость, капризность: мужчина, перестав быть воином, становится кавалером.
18 век — это эпоха безудержного наслаждения жизнью, бесконечной погони за удовольствиями. Искусство клонившегося к упадку дворянского общества было утонченным, призывавшим к наслаждению, к чувственным радостям. Оно стало украшением праздной жизни беспечной и изнеженной знати.


Галантный век

О 18 столетии часто говорят как о «галантном веке». Культура в области отношений между полами отразилась в виде провозглашения женщины властительницей во всех областях, в виде ее безусловного культа. В своей известной книге «Женщина в XVIII в.» братья Гонкуры прекрасно охарактеризовали этот золотой век женщины:
«В эпоху между 1700 и 1789 гг. женщина не только единственная в своем роде пружина, которая все приводит в движение. Она кажется силой высшего порядка, королевой в области мысли. Она — идея, поставленная на вершине общества, к которой обращены все взоры и устремлены все сердца. Она — идол, перед которым люди склоняют колена, икона, на которую молятся. На женщину обращены все иллюзии и молитвы, все мечты и экстазы религии. Женщина производит то, что обыкновенно производит религия: она заполняет умы и сердца".

Эти слова Гонкуров о Франции применимы ко всем европейским странам. Везде царила женщина, везде господствовали законы галантности. Различие здесь только в большей или меньшей утонченности форм. В других странах эти формы только грубее и неуклюжее, чем во Франции, как это всегда бывает с копиями.
Сущность галантности заключается в том, что женщина в качестве орудия наслаждения, как живое воплощение чувственности взошла на престол. Ей поклоняются как олицетворенному сладострастию. Один из величайших мастеров по части галантности, граф Тилли, говорит в своих мемуарах: «Во Франции необходимо пустить в ход немало прилежания, ловкости, внешней искренности, игры и искусства, чтобы победить женщину, которую стоит победить. Приходится соблюдать формальности, из которых каждая одинаково важна и одинаково обязательна. Зато почти всегда есть возможность насладиться победой, если только нападающий не болван, а женщина, подвергшаяся нападению, не олицетворение добродетели».
Если дама колеблется, то только потому, что хочет увеличить удовольствие мужчины, добивающегося ее благосклонности. Мужчина устраняет с пути женщины каждое препятствие. Каждое ее желание становится для него приказанием, малейший ее каприз — законом. Женщине предоставлено первое место, ей уступают дорогу, дабы ей было удобно идти. Каждый считает для себя честью отказаться от собственных прав и выгод в пользу ее.
Только что описанное поведение мужчины должно, однако, иметь эротическую нотку, которая и отличает галантный век от всех других эпох. По существу, галантность, рыцарское отношение более сильного к более слабому не ново в отношениях полов. В эпоху галантности это рыцарское отношение, однако, доведено до смешного, и притом исключительно в направлении эротическом. Мужчина относится к женщине по-рыцарски не только как к существу более слабому, а как к драгоценному орудию желаннейшего наслаждения, в ней воплощенного.

Все это неизбежно приводит к изменению моральных воззрений. «Мораль внесла в любовь все зло», — говорил Ретиф де ла Бретонн. И поэтому моралью пренебрегали, в то время как порок получает теперь общественную санкцию (не официальную, конечно  ).
Таковы в общих чертах законы абсолютистской культуры и их специфическое отражение в отношениях между мужчиной и женщиной.
Здесь необходимо подчеркнуть один парадокс: век господства женщины никогда не бывает веком истинного возвышения женщины. В эпоху абсолютизма мужчина и женщина стояли рядом не как равноправные личности. Век, видевший в неверности женщины желаннейшую пикантность, способную только повысить половое наслаждение, предоставлял в то же время мужчине право подвергать жену на основании одного только подозрения в измене строжайшему наказанию — пожизненному заключению в монастыре.


Одежда и украшения

Эпоха рококо — это время непревзойденного стиля и изысканного силуэта элегантных платьев.
В начале 18 века женская одежда отошла от церемониальности, официальности и чопорности позднего барокко. Женщина в костюме эпохи рококо напоминала изящную фарфоровую статуэтку. Силуэт костюма ярких и светлых тонов был очень женственным и подчеркивал нежность хрупких плеч, тонкую талию и округлость бедер. Тяжелое платье сменяет легкий и мягкий костюм. И хотя его выразительные средства ещё типично барочные, в его декоративной отделке уже угадываются тенденции новой эпохи.

В творениях этого периода очень сильно влияние искусства Дальнего Востока, делфтского фаянса, оригинальной китайской мебели. И шелковые ткани отражают все эти влияния. Они безмерно дорогие, так как сырье для них привозилось из дальних стран, а также потому, что эти ткани были пронизаны золотыми и серебряными нитями, неподдельными, а из драгоценных металлов. Только избранные могли позволить себе такую роскошь.
Расходы на дамское платье исчислялись в основном ценой материалов, а они менялись чаще, чем фасоны платья. В основном именно материалы диктовали перемены в одежде.
Эпоха рококо стала временем моды на шелковую набивную ткань и на расшитый шелк и ситец. В отличие от французских узоров, английские ткани и набивные материалы украшали природными мотивами, отражающими растущий интерес к ботанике в результате завоза новых растений из других стран.
Мода на узоры и ткани часто менялась: в высшем обществе ее едва ли хватало на один сезон, затем такие наряды становились уделом более бедных классов, перекраивались и продавались.

В начале этого периода в женской моде появляется особая часть верхней одежды, называемая контуш (contouche). Это был выходной верхний наряд, пришитый сзади у горла к нижнему платью, который свободно ниспадал вниз богатыми складками, без обычного сужения в талии. Если контуш был короткий, едва до колен, то его носили как домашний костюм; в таком виде он был особенно распространен в Германии. Около 1730 года, сшитый из дорогого шелка, он относился к числу самой торжественной придворной одежды.
В 18 в. в среде знати появляется много простых, будничных видов одежды. Среди прочего — неглиже (фр. — небрежный) — одежда для дома, утренних приемов и прогулок.

Широкая юбка и лиф нижнего платья укреплялись китовым усом. На этот материал был такой большой спрос, что позднее в Голландии (1772 г.) было основано общество, которое поставляло китовый ус во все европейские страны. Талия туго затягивается в корсет, а бедра чрезвычайно увеличиваются из-за панье — каркасной юбки на обручах из китового уса или металлических пластин. Во Франции панье делали из ивовых прутьев или китового уса, прокладывая валиками и слоями простеганной ткани. Форма панье была разнообразной: овальной, круглой, конусообразной. Самые широкие колоколообразные носили аристократки.
Женщины из буржуазной среды вместо панье чаще носили накрахмаленные нижние юбки.
Длина юбки была разной: обычно они достигали пят и имели шлейф для торжественных случаев, но иногда укорачивались до подъема ноги или лодыжек.
Во второй половине 18 в. в моду опять возвращаются фижмы. Объем бедер становится огромным, им придают эллипсовидную форму, (они даже снабжались специальными шарнирами, уменьшавшими их объем, когда нужно было пройти в дверь или сесть в карету).
Затянутый корсетом лиф и расширенные до гротеска бедра создают в высшей мере искусственные формы. В духе галантного века женскую фигуру сравнивают с цветком, поставленным в вазу, уподобляют опрокинутой рюмке.


Женщины носили нижнее и верхнее платья — «фрепон» и «модест». Подол фрепона богато вышивался, лиф был очень узким, под него надевали корсет. Платье модест было распашным от талии, и по краям разреза его украшали богатой вышивкой. Лиф модеста скреплялся на груди бантами или шнуровался. Банты располагались на груди так называемой «лестницей» — уменьшаясь по величине сверху вниз. Декольте в форме каре украшали кружевами. Практически каждый наряд украшали оборки, зачастую повторяющие узор на ткани. Узкий, гладко вшитый у плеча рукав дополнялся пышными кружевными воланами (чаще всего их было три). Шею дамы иногда повязывали легкой шелковой косынкой.

Господствующая гамма цветов — светлая, пастельная: розовый, голубой, лимонный и т.д. Преобладают полутона и сложные цветовые композиции. Обилие оттенков исключает контрастные сочетания, придает изысканность цветовым решениям. В духе фривольности того времени забавно звучат многие названия: “цвет парижской грязи”, “испачканный навозом”, цвет “молодой” или “старой блохи” и т.д
Дамы носили светлые шелковые чулки с вышивкой золотом или серебром. Простые горожанки в своей одежде подражали костюмам знати, но шили ее из недорогих тканей более темных расцветок.
Обувь также подвергалась отделке. Мастера изготавливают утонченные женские туфли без задника. Верх обуви укрепляли льном или делали прокладки из мягчайшей телячьей кожи. Изогнутые туфли на каблуках делали из дерева и обивали тканью. Пряжки покрывали настоящими или искусственными драгоценными камнями.
И мужской, и женский костюм эпохи рококо дополнялся большим количеством украшений, в том числе и ювелирных. Особой популярностью в высшем обществе пользуются бриллианты. В одежде присутствовали кружева, банты, рюши, богатейшие вышивки. Многие из аксессуаров носились в кармане, свисали с пояса или прятались в складках драпировки.

Модными были кольца, браслеты, ожерелья, колье, золотые часы на цепочках. Полюбились маленькие букеты искусственных цветов (часто фарфоровые), которые прикалывали на груди. Белизну кожи женщины оттеняли бархоткой или рюшами из кружев на шее.
Не потеряли популярности веера, которые иногда расписывали такие знаменитые художники, как Ватто и Буше. Они служили способом продемонстрировать роскошь шелка и пофлиртовать. Самые дорогие веера делались из резной слоновой кости и украшались перламутром.

В 70-е годы 18 века значительную роль начинает играть английская мода, связанная с культом чувств, простоты, стремлением сблизиться с природой. Проникнув на континент, английская мода вначале распространилась в среде крупной буржуазии и дворянской молодежи. Затем она проникла и в высшее общество и заметно повлияла на придворный костюм.
Для платьев «английского» типа характерна мягкость линий, их шьют из легких тканей светлых тонов. Жесткие каркасы постепенно выходят из моды. Платья утягиваются немного выше талии, что напоминает силуэт античных одежд. Юбка струится мягкими свободными складками, заканчиваясь небольшим шлейфом. Лиф с округлым вырезом мягко драпируется косынкой, покрывающей плечи и грудь.

В конце 18 века утренним платьем светской женщины был «полонез», состоящий из юбки и лифа, поверх которого надевалось распашное платье. У верхнего платья выкраивалась неотрезная спинка из трех частей и почти прямые полы. В местах соединения спинки и полочек продергивался шнурок и с его помощью получались сборки, а внизу платья образовывались полукруглые драпировки. Существовало множество вариантов этого платья — от домашнего до парадного. Были полонезы с низким декольте, с пышными драпировками, закрывавшими спереди почти всю юбку («полонез с крыльями») и т.д.

Парадные туалеты отличались большой пышностью и украшались кружевами, оборками, бусами, букетами и гирляндами искусственных и живых цветов, а головные уборы — страусовыми и павлиньими перьями. Перчатки, зонтик, трость и лорнет вошли в моду к 80-м гг. 18 века.
Для верховой езды аристократки надевали костюм, состоящий из юбки и жакета, напоминающего мужской фрак. К середине века такой костюм шили из тонкого шерстяного сукна и носили не только во время верховой езды и охоты, но и как утренний костюм.


Прически и головные уборы

Прически в 18 в. менялись неоднократно. Около 1715 года в моду вошли небольшие, естественно выглядевшие прически. Волосы завивали в локоны, поднимали вверх и скалывали на затылке. Прическу пудрили и украшали лентами, перьями, цветами, нитками жемчуга. Такой стиль сохранился с некоторыми изменениями до 1760-х годов. Такую прическу в частности носила мадам де Помпадур.
Волосы припудривали с помощью распылителя, а лицо в этот момент закрывали маской. Такую манипуляцию выполняла служанка. Пудра являлась основным элементом придания прическе объема и пластичности. Она впитывала пот и удерживала прическу в нужном положении. Она также помогала замаскировать спрятанные в волосах приспособления.
В качестве пудры часто использовался крахмал или рисовую муку. Использование пшеничной муки для этих целей порицалось. Пудру для волос, часто парфюмированную, можно было приобрести различных оттенков: серую, белую, нежно-розовую и желтоватую. Состоятельные семьи имели особую туалетную комнату для пудрения париков и причесок, поверх одежды надевался халат для пудрения.
Головные уборы дамы надевали редко. Голову покрывали накидкой, во время путешествий надевали мужскую треуголку, а дома носили небольшой чепчик, украшенный лентами, цветами, кружевом.
В 1760-х годах волосы стали укладываться в более высокие прически, придавая им яйцеобразную форму и украшая локонами, а уже в конце 1770-х прически достигли чудовищных размеров. Прическе стали уделять такое внимание, что она превратилась в настоящее искусство и самое большое чудачество эпохи: державшиеся на проволочном каркасе, она порой достигала в высоту полутора метров, украшалась накладными буклями, драгоценностями, кружевами, лентами. перьями, искусственными и живыми цветами, а иногда и целыми сценами с макетами кораблей, фигурками людей и животных.

Своей популярностью такие прически обязаны Марии-Антуанетте, которая демонстрировала объемные прически с начесом и пышными медальонами на затылке. Такие прически создавал ее парикмахер Леонар Отье, прославившийся в Париже своим мастерством вплетать в волосы шерстяные подушечки и конский волос, чтобы придать прическе невероятный объем.
Используя сложные каркасы, взбивая, завивая волосы, на голове создают целые композиции: корабли, блюда с фруктами, садово-парковые пейзажи.
Шляпы также растут в размерах и обильно украшаются перьями, лентами, цветами и тканями. По-прежнему носят чепцы, которые могли быть как огромными, так и чисто символическими по своим размерам.

Такие прически доставляли огромные неудобства своим обладательницам: в них водилось множество насекомых; ложась спать, использовали специальную подставку; пройти в низкий дверной проем было трудно; при езде в карете приходилось высовывать голову наружу или стоять на коленях. Критики называли такие прически грязными и именовали их рассадниками блох, но модниц это не останавливало.


Каждая новая прическа создавалась на злободневный сюжет, будь то победа в морском сражении, премьера новой оперы или голодные волнения бедняков. Герцогине де Шарф даже удавалось украсить прическу фигурками своих детей и домочадцев.
Парижский журнал «Курьер де ля мод» в 1770 в каждом выпуске помещал гравюры, изображавшие новые прически — всего более 3500 образцов в год.

Естественно, что такая прическа делалась не на один день, потому проблемой становился обычный сон и особенно гигиена. Гротескные прически отнюдь не способствовали частому умыванию. Поэтому запах пота, сопровождающий самую аристократическую публику, также как и вши, — отличительный признак того времени (для борьбы с этим злом использовали духи и вошебойки).

Около 1780 года прически стали расти вширь: волосы сзади собирались в пышный пучок или свисали с затылка: в повседневной жизни на макушке сооружался кокон из кудрей, а очень длинные волосы свисали сзади.

Ближе к середине столетия большую популярность приобрели шляпы — огромные из шелка или бархата или «английские» с широкими полями. Разнообразные по форме, они делались из фетра, шелка или соломы.
В 1780-х годах в моду вошли широкие «пастушечьи» шляпы, сделанные, как правило, из соломы или тонких плетеных древесных стружек. Такие шляпы украшали длинной тесьмой или фестонами с цветами и перьями. Соломенные шляпы крестьян делались из грубой соломы или камыша, тогда как шляпы представителей высшего сословия были изготовлены из тонкой желтой соломки, производившейся в Ливорно.


Использование косметики

В 18 веке косметикой обильно пользовались не только женщины, но и мужчины. При этом гендерные отличия в её применении отходили на второй план, уступая первое место классовым. Макияж свидетельствовал о социальном статусе личности, ее принадлежности к аристократии. Чем больше косметики употреблялось, тем респектабельнее считался человек. Кроме того, косметические продукты обладали и практической целью: они скрывали негативные проявления возрастных изменений, болезней, воздействия солнца или недостатков кожи.
В 1700-ых впервые к производству косметики подключились мануфактуры. Одновременно стала появляться реклама в газетах или даже отдельные афиши, раскрывающие прелести того или другого средства, и на специальных афишках. Парфюмеры, к примеру, Жан-Мари Фарина (изобретатель Кельнской воды, другими словами, одеколона) или Жан-Франсуа Убиган (поставщик самой Марии-Антуанетты) предлагали своим клиентам всё: от духов и пудры до ароматической воды и перчаток. Косметика продавалась в утончённых фарфоровых баночках, которые изготавливала в то числе, например, легендарная Севрская мануфактура. Косметика стала доступной едва ли не для каждого человека. Значительно расширился выбор средств, а их стоимость была более приемлемой, чем раньше. В частности, увеличилось количество видов ароматических веществ. Широко использовались остатки от перегонки эфирных масел (гвоздики, корицы). Такая вода по своим свойствам сопоставима с розовой или апельсиновой, применяли её в основном для умывания. Развивается парфюмерия. Духи производили из спирта и ароматических веществ: цитрусовых, средиземноморских трав, роз, сассафраса, восточных пряностей (кардамон), фиалок.

18 век – это время активного использования париков, поэтому средства по уходу за волосами стали очень востребованы, например, существовала специальная помада для волос. Её делали из очищенного свиного жира, воска, к тому же использовали эфирные масла для придания этому средству изысканного аромата. Однако даже в самом нанесении макияжа существовала разница между элитой и средним классом. Если аристократы отдавали предпочтение толстому слою белил, широким полосам красных румян и мушкам, то представители буржуазии в большинстве случаев использовали румяна розовых оттенков и наносили их кругами. Только до 1781 года одни француженки использовали около 2 миллионов горшочков с румянами каждый год.
В 18 столетии особое внимание уделяется бровям – чем они темнее, тем лучше. Но всё дело в том, что из-за длительного использования косметики на основе свинца, брови и весь волосяной покров лба попросту исчезал. На что только ни решались люди, чтобы восстановить брови. К примеру, в 1703 году были популярны искусственные брови, сделанные из шкурки мышей. Их крепили на лоб с помощью клея, который, правда, не всегда был эффективен.
В 1760-ых годах косметика стала такой востребованной, что туалетные столики стали едва ли не самым популярным товаром. И даже дамские будуары строили так, чтобы окна выходили на север. Таким образом, освещение в них было практически идеальным.
В 1780-ые году использование косметики, особенно декоративной, стало более умеренным. Это связано с тем, что поменялись ориентиры в моде и стиле. Естественность начинает постепенно отвоевывать свои позиции.

Спасибо, что заглянули! И до новых встреч  

Список использованной литературы :
Иллюстрированная энциклопедия моды / Кибалова Л., Гербенова О., Ламарова М.
История в костюмах / Блейз А.
История костюма 1200-2000 / Джоан Нанн
История. Культура. Повседневность / Козьякова М.И.
История нравов / Э.Фукс
Мода: всемирная история / Марни Фогг
Мода и модельеры / М.Шинкарук, Т.Евсеева, О.Леспяк
Похожие посты
45 комментариев
  •  
  • +6
Если опустить момент гигиены, то причёски того времени действительно произведение искусства! Это вам, знаете ли, не «голливудские» волны крутить    
  •  
  • +2
Здорово. Не знала, что Убиган поставлял духи для Марии-Антуанетты.
  •  
  • 0
Существует даже легенда, что когда Марии-Антуанетта взошла на гильотину, у нее были при себе духи Убиган. Но это из области домыслов, конечно  
  •  
  • +6
мышиные хвостики на лоб шмяк  
  •  
  • +5
Стоишь, разговариваешь с человеком, а у него мышиная шкурка от брови отклеилась  
  •  
  • +2
Главное, чтобы эта шкурка-бровь в тарелку не упала!   А я ведь только сегодня думала- ну, когда же продолжение?! Дождалась! Спасибо!
  •  
  • 0
Большое спасибо, что читаете ;)
  •  
  • +3
Ну сейчас тоже крайности бывают: пришла в бассейн с бровями. Нарнула — нет бровей   Бедные мужчины)
  •  
  • +1
Вопрос бровей актуален в любом веке  
  •  
  • +18
Гейнсборо! Мой любимый Гейнсборо… Спасибо за чудесный пост)
А я, пожалуй, поделюсь своим недавним участием в съемке рококошной, создавала прическу и макияж)
Выкладываю фото с разрешения фотографа.
Румяна кругами, крахмал в волосах  
  •  
  • +2
Спасибо) Отличные образы, на мой взгляд  
  •  
  • +1
Для верховой езды костюмы были очень разные — и здесь была своя мода. Амазонки, мужские костюмы, различные шляпки. Как коннице со стажем этот момент мне был всегда очень интересен.
Спасибо за пост — очень интересно.
  •  
  • +1
Спасибо вам, что прочитали!
  •  
  • +1
Я люблю историю. А это — еще один аспект. Я не могла не прочитать.
Спасибо за труд.
  •  
  • +1
Спасибо, тоже люблю и по-своему ненавижу (вот такой вот парадокс) изучать историю. Мода — не самый близкий мне исторический аспект. Но то, что ближе, увы, в формат Косметисты не впишешь  
  •  
     
  • ally_n
  • 16 ноября 2016, 19:10
  • +2
Ахахахах… и тогда барышень волновало как отрастить брови  
  •  
  • +1
Благодарю за пост, с удовольствием прочитала.
  •  
  • 0
Спасибо! Рада, что понравилось
  •  
  • Maisssa
  • 16 ноября 2016, 20:42
  • +2
огромного удовольствия пост! интереснейшие вещи пишите! ещещещеще!)
  •  
  • 0
Спасибо большое)
  •  
  • +2
Очень интересно было почитать! Спасибо за труды.
  •  
  • 0
Спасибо! Приятно осознавать, что нравится)
  •  
  • Akane
  • 16 ноября 2016, 22:49
  • +4
Обожаю наряды того времени. У самой в гардеробе имеется такое платье)
  •  
  • 0
Здорово  
  •  
  • +1
Спасибо, Вероника. Очень интересно, жду продолжения, если будет. Да уж, в таких прическах не только вши заведутся, если голову годами не мыть.   И главное, а воз и ныне там, поскольку до сих пор есть люди, которые регулярно не принимают душ или волосы грязные. Один раз в автобусе я видела девушку из Китая, там такие грязные волосы свисали, ужас, как будто 7 месяцев или больше не мыла. И она постоянно чесала кожу головы длинными грязными ногтями.:((
  •  
  • +1
Спасибо, что уделили время. Да, некоторые люди при современной доступности воды и прочих благ до сих пор почему-то пренебрегают личной гигиеной. Загадка   Может, они просто ленивые?))
  •  
  • +2
Спасибо за интересный пост! Жду продолжения!  
  •  
  • +1
Благодарю :)
  •  
  • +2
Вероника, спасибо большое за интересный пост! Мне очень импонирует стиль одежды того времени — настоящее воплощение красоты и женственности. Шляпы с перьями и цветами выглядят потрясающе! Но я даже представить не могу, каково это ходить с полутораметровой композицией на голове   Я как-то волосы наращивала и мне было тяжело с ними! А тут целые ансамбли!
  •  
  • +1
Спасибо! Надо полагать, желание быть «в тренде» пересиливало. Меня особенно веселит момент с каретой. Ехать, стоя на коленях или высунув голову, — это, конечно, забавно должно было выглядеть  
  •  
  • 0
Да, точно!   И мышцы шеи, наверное, были стальными!
  •  
  • Lolala
  • 17 ноября 2016, 05:43
  • +2
Какая прелесть! Спасибо, что написали такой пост и картинки такие забавные! Прочитала на одном дыхании, даже удивилась, когда увидела «до новых встреч»))) Пойду поищу нет ли у нас где мышек за холодильником… А то брови мои оставляют желать лучшего, или скорее «гущего»))
  •  
  • 0
Спасибо, что прочитали)
  •  
  • +2
Чудо какое… :) Красивый период… и заметно, как ускоряется время, как быстрее меняются вкусы…
  •  
  • +3
Это точно. Если 19 век еще, думаю, получится вместить в один обзор, то 20-й точно придется дробить. Между его началом и концом — настоящая пропасть :(
  •  
  • +3
Хочу про 50-е годы, стиль pin-up и Мэрилин Монро! )
Спасибо большое за ваш труд, очень интересно, читаю на одном дыхании!
  •  
  • +1
А мне про начало века интересно)
  •  
  • 0
Спасибо! Ну без Монро в 20-м веке точно не обойтись. Будет ;)
  •  
  • +2
Спасибо огромное за пост и за то, что продолжаете цикл!
Читала, что некоторые прически даже делались на шарнирах, чтобы их можно было «складывать»:)
А употребление муки в качестве пудры спровоцировало голодный бунт, и да простят меня историки, если я ошибаюсь  
  •  
  • 0
Да ну что Вы, сколько там муки на десяток, ну максимум сотню аристократов нужно. Население Парижа в то время было размером с современный поселок, а аристократы во все времена составляют не более 2% населения. Неправильная политика и административные решения были виной.
  •  
  • 0
Спасибо, что читаете!
  •  
  • +2
Ох, эти причёски!)))
Я сразу вспомнила фильм «Мемуары гейши», где они на деревяшках спали, чтобы причёску не испортить.
  •  
  • +1
Я вот всегда думала, а почему у них у всех такие большие навыкате глаза?! То ли они на самом деле все такие были или это такой «фотошоп» от художников?! Дань моде?!
  •  
  • +1
Причесоны супер! Наверное, после постоянной носки таких шедевров голова «отваливалась» (вместе с шеей и спиной)! Видно, без жертв женщинам ну совсем не жизнь!  
Спасибо большущее за пост!  
  •  
  • 0
Ах, какие наряды, ткани, фасоны, прически!
Ваш комментарий к посту